18 марта – 5 лет воссоединения Крыма с Россией

18 марта – 5 лет воссоединения Крыма с Россией

 Многие крымчане до сих пор встречают его со слезами на глазах и по сей день, как молитву, повторяют: «Мы ждали этого все 23 года!». Мне же посчастливилось жить в Крыму, а точнее, в Севастополе, вскоре после того, как он вновь вернулся к России – с октября 2014 года по март 2016 года.

До переезда на полуостров я вообще не покидала нашу область. Внутри нее перемещалась с завидным постоянством, а вот за пределы выезжать-вылетать не приходилось. И тут первое путешествие, и сразу – на ПМЖ, и сразу – в Крым! В Крым, который на тот момент уже более полугода снова был наш.

Если я скажу, что ехала туда с радостью, то слукавлю – покинуть родные места нам пришлось по долгу службы супруга. Телевидение и Интернет тогда на разные манеры то описывали прелести местного менталитета и то, как крымчане рады вновь быть русскими, то публиковали видеоролики с ужасами, творящимися то там, то сям на полуострове и кричащими в адрес россиян нелестными словами. Потому, сойдя с трапа самолета в Симферополе, я была готова к самому худшему. Добираясь до Севастополя на такси, я опять же ждала подвоха и от водителя, который сразу заприметил мой «не местный» говор, и от хозяйки квартиры – она ждала нас с сыном, чтобы сдать ключи. Подвоха не случилось. Никаких попыток задеть меня, негатива не было и в помине.

Вечером мы отправились «в город» — с северной стороны Севастопольской бухты, где была наша квартира, на южную набережную, в самое сердце Севастополя. Местные жители воспринимали переправу на катере так, как мы воспринимаем поездку на автобусе, для меня же это несколько недель было стрессом: у меня, как выяснилось в самый неподходящий момент, оказалась морская болезнь. Однако и она не смогла стереть мое первое впечатление от вида водной глади, уходящей за горизонт: ребята, это же море, ребята-а-а!

Помню, как поразила меня ухоженная и цветущая (в середине октября-то!) набережная Севастополя, как странно было, проходя по улице, рвать миндаль. Но еще более странным оказалось то, насколько просто коренные жители относились к приезжим. «А, вы из Ростова? У меня сестра там, замуж вышла 30 лет назад», – доверительно делилась со мной торговка овощами на рынке. «Мужа сюда служить направили? Так давайте я без очереди в паспортный проведу, чтоб прописали быстрее!» — предлагали случайные знакомые, приобретенные за часы ожидания перед отделением ФМС.  Да, очереди в подобные организации были просто огромные – помню, мы однажды ждали больше четырех часов. Оно, конечно, было неудивительно – люди меняли паспорта, а приезжих с материка было в каждой очереди еще больше, чем местных.

Первая крымская зима после воссоединения с Россией оказалась суровой – все шутили, что, пока Крым был в составе Украины, настоящие морозы просто не могли пересечь границу. Море парило – над водой стоял густой туман, сквозь который едва было видно катера и противоположный берег. На ресницах и бровях практически сразу же после выхода на улицу образовался иней. Словом, разницы в климате зимой мы практически не почувствовали – влажность с лихвой компенсировала относительно слабые морозы.

Целый год мы жили в Севастополе, как в раю. Я, любитель активного отдыха, просто задыхалась от восторга, видя пейзажи полуострова. Пешком мы обошли весь город. Сын приобщался к гребле на байдарке – в Крыму много озер, спокойных и безопасных. Словом, не жизнь – сказка.

А потом в ноябре 2015 года на территории Украины были выведены из строя опоры ЛЭП, и Крым оказался обесточен. Сначала это все воспринималось как вынужденные, но кратковременные неудобства. Через две недели бессилие и невозможность изменить ситуацию просто доводили до слез. А в начале декабря была подключена первая нить энергомоста с материка. И да, еще долго, очень долго мы жили со светом по расписанию, стараясь сделать как можно больше дел в те два часа, что давали электричество. Я до сих пор помню звук генераторов возле магазинов – мы туда чаще ходили просто побыть «при свете», чем за покупками. Но Крым, который на тот момент я считала уже своим, не сдался, не запросил пощады. И свет тоже стал наш. И глядя на то, с какой иронией жители полуострова относятся и к блэкауту, и к космическому росту цен – санкции же, я понимала, что все это не просто сиюминутный порыв, не фарс. Люди действительно много лет ждали возвращения домой.

На малую родину из Севастополя мы вернулись три года назад. И до сих пор я часто вспоминаю зеленые дворы, шумящие платанами, заброшенные виноградники с «Изабеллой» в черте города и лавандовые поля. Наверное, каждый, кто хоть раз побывал в Крыму, уже никогда не сможет забрать оттуда частичку своего сердца – я тоже не смогла. И теперь не только Крым наш, но и мы – Крыма.

Юлия Бородина, 

8 (86383) 2-64-32,

e-mail: info@perekrestokinfo.ru 

july1992@list.ru 

 

Skip to content