Алкаши без души: двухлетнюю девочку забрали у родителей в Белокалитвинском районе

Алкаши без души: двухлетнюю девочку забрали у родителей в Белокалитвинском районе

Материнство – это одно из самых сильных человеческих чувств, которое лежит в основе продолжения рода людского. Даже в мире животных материнский инстинкт присущ всем видам. Но к какой породе или виду существ относится жительница х. Демишева, которая родила и на протяжении двух лет почти не обращала внимания на свое родное дитя?  Надеюсь, к крайне редкой разновидности, которая поменяла святое чувство материнства на алкогольное безумие.

В отношении этой антимамаши было возбуждено уголовное дело по ст.156 УК РФ за неисполнение своих обязанностей по воспитанию своего ребенка, которое расследовал старший дознаватель отделения дознания ОМВД России по Белокалитвинскому району майор полиции А.А. Ломоносов.

Кому рожали?

Эта печальная история началась с радостного события, когда героиня нашего рассказа, назовем ее Валентина, родила дочь от своего не первого, но тоже законного супруга. К алкоголю она пристрастилась давно, а муж, назовем его Константином, имел инвалидность. Шансов, что у них родится здоровое дитя, было мало. Так и оказалось. Через полгода на приеме у педиатра выяснилось, что у малютки врожденный порок сердца и ей нужен уход, забота и регулярное наблюдение врача. Всего этого по милости своих нерадивых родителей девочка была лишена. Да и на прием к педиатру они попали случайно. Им несколько раз давали направления на обследования в областную больницу, но за пьянкой им было некогда свозить ребенка. Более того, с рождения девочка ни разу досыта не ела, купали ее тоже нечасто.

Суровый быт алкоголиков

Жилище Вали и Кости уютным семейным гнездышком назвать было сложно. Покосившийся флигель, где дует изо всех щелей. Годами немытые полы. Жуткий холод, так как печку топить было некому. Костян дрова рубить отказывался, видимо, по причине физической немочи (хотя это не помешало ему стать отцом ребенка), угля не было, электричество давно отключили за систематические неплатежи. Валюхе тоже было некогда обустраивать дом и ухаживать за дочерью. Она погружалась в многодневные запои, так что несчастный ребенок был предоставлен самому себе. Бывало, что семимесячное дитя эта «веселая семейка» оставляла на несколько часов одну, а Валентина уходила «в штопор» и терялась из дому на несколько дней. А Костя имел обыкновение находить на помойках всякую дрянь и складировать дома, от чего и так малоприятный запах в этом флигеле становился удушливым. Как это несчастное дитя вообще дожило до двух лет, остается загадкой.

Соседи жалели мать-алкоголичку, ей отдавали детские вещи, игрушки, коляски, кроватку – одним словом, все, что было у девочки и на девочке, досталось от добрых соседей. Валя с Костей всячески избегали контактов с педиатром, представителями администрации поселения, органами опеки. Перед носом участковой медсестры они просто закрывали дверь на засов и кричали, что боятся заразить ребенка ковидом. Они понимали, что ребенка могут забрать, и тогда прости-прощай детское пособие. А на эти деньги надо было жить и пить.

Ребенок спасен

В конце концов удалось положить конец издевательствам над младенцем. Участковый уполномоченный буквально выловил Костю с девочкой на руках, когда он ходил побираться по Литвиновке, и затащил в здание администрации. Туда же привели Валентину. И мама, и папа, были изрядно «под мухой». Валя сказала, что сходит домой за детскими вещами, так как девочка одета легко. Но она всех обманула и скрылась в неизвестном направлении. Не стали дожидаться «заботливую» мать и все вместе, с представителями органов опеки поехали в Демишев и зашли в дом, где жила эта семейка. То, что они там увидели, поразило даже видавших виды представителей власти. Вот сухие строки полицейского документа: «Обстановка в доме: кровать ребенка завалена грязными вещами, по всем комнатам разбросан мусор, средства женской гигиены, бытовые отходы, грязное белье, в центре зальной комнаты – ведро с отходами жизнедеятельности и грязный лоток с фекалиями животных рядом с детской кроваткой, в доме устойчивый запах канализационных отходов. На момент проверки было установлено, что жилой дом длительное время не отапливался, поэтому в доме холодно, отсутствовала электроэнергия. Ребенок был завернут в грязный плед и одет в грязные вещи, от девочки исходил неприятный запах. Готовой еды в доме не было, за исключением несвежей гречневой каши, которая стояла в кастрюле на полу…»

Обстановочка…

Не теряя времени, девочку доставили в детское отделение ЦРБ, где тоже ужаснулись состоянию ребенка. И было от чего. Несчастная девочка по вине своих (язык не поворачивается назвать этих особей родителями) в свои два года сильно отставала в развитии. Она не могла ходить, не могла держать ложку, в основном только спала или плакала, пугалась любых громких звуков, не интересовалась игрушками, боялась всех и каждого. Кроме врожденного порока сердца, малютка была сильно истощена. Когда ее начали кормить, она ела с жадностью, давясь. Видимо, боялась, что отберут или еда быстро закончится. В детском отделении ее искупали в горячей воде, что было, видимо, впервые в ее короткой, но полной страданиями жизни.

За все время, пока девочка находилась в детском учреждении, папа Костя пару раз был, справлялся о ребенке, а мама Валя ни разу не приезжала проведать дочь – ей было это неинтересно. Уголовное дело расследовано и направлено в суд. Валя будет осуждена по ст. 156 УК РФ и получит заслуженное наказание.

Вопросы. Пока без ответов

Но что будет с девочкой? Конечно, государство возьмет ее под опеку – для этого в стране есть дома малютки и детские дома, когда подрастет. Но каково это – быть сиротой при двух живых родителях? Да и как бы это жестоко ни звучало, как ей жить с пороком сердца? Когда она нагонит сверстников в развитии, когда хотя бы начнет сама ходить и говорить? И на такую жизнь ее обрекли два с виду похожих на людей существа, которым (может, выскажу крамольную мысль) категорически нельзя было размножаться! А ведь Валя еще не утратила способность к деторождению. А вдруг она опять родит еще ребенка «по залету»? И опять сбросит его на попечение государства? А почему бы нет. Судите сами: когда Валя с Костей жили в своем флигеле-гадюшнике, мучая своего родного ребенка, они нигде не работали и получали пособие: Валя около 19 тысяч рублей, а Костя – 15 тысяч рублей. Вполне нормальные доходы для таких непритязательных граждан. На водку хватит. Правда, на закуску уже с трудом, но этого им и не надо. А ведь можно вот так всю жизнь прожить – беззаботно, безработно, пока цирроз печени или «паленая» водка не прекратит это.

Не пора ли принимать более жесткие меры в отношении таких граждан? Как не вспомнить борьбу с тунеядством и ЛТП (лечебно-трудовые профилактории) в советские времена. Может, из Вали с Костей вышел бы толк. Он стал бы каким-никаким скотником, она – дояркой, например. А вместо этого мы имеем Валю с Костей – двух алкоголиков и тунеядцев, которые будут сидеть «на шее» общества до самой смерти. Как-то так. Возможно, я не прав. Поправьте меня.

Сергей Понедельченко,

8(86383) 2-64-35,

e-mail: info@perekrestokinfo.ru

somercat@yandex.ru

Photo by Thomas Picauly on Unsplash

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому