Камней волшебный мир

Камней волшебный мир

Причудливыми извивающимися серебряными лентами разрезают степь в родном и благодатном краю реки – Северский Донец, Калитва и Лихая. Эти реки словно в своеобразный узел завязываются выше Гребенных гор по течению Северского Донца.

И если кто-то здесь останавливался, то весенней порой он с мистическим восторгом мог наблюдать кипень цветущего терновника. Деревья, обступившие берега рек, сдвинулись к водной глади. Отражаясь, множатся зеленью. Неспешно катит свои воды Донец. Песчаные белые отмели и намытые косы будто сдерживают плавный ход воды. В зеркальной глади отражаются горбатые меловые и известковые горы и утесы.

Ветер доносит запах чабреца и полыни со степных просторов, и этот дивной запах впитывается в сердце, волнует душу и кровь.

Но вот летнее солнце опалит зноем степь. Серебристые волны ковыля обратятся в едкий желтый наждак и знойный ветер, словно дыхание опаленной земли, потянет за собой иссушенные шары перекати-поля…

Особое место занимают известковые и песчаные выходы каменных «гребней». Донецкий кряж тянется на многие километры и «выходит» Гребенными горами на пороге Северского Донца в районе хутора Какичева.

«Каменные россыпи» имели особое значение для жителей степных просторов.

Строили просто, но надежно. Изготавливали плетни, сверху и внутри забивали глиной. А вот синий известняк пережигали в печах и «гасили» известь, которую добавляли в глину для дезинфекции строения, а также белили стены. Крыши были камышовые и соломенные. Полые стебли камыша позволяли удерживать тепло в зимний период, а летом надежно защищали от жары.

В начале ХVIII века на Дону главной задачей было обеспечить свои семьи, что называется, крышей над головой и теплом в зимний период. Возводили небольшие и низкие строения. Для станиц и городков искали такие места, которые могли бы их защитить он набегов татарских, ногайских и калмыцких «хищников»-степняков. А также, чтобы рядом был строительный материал – песчаник и известняк.

Вот и наша станица Усть-Белокалитвинская была защищена естественными преградами: с одной стороны две реки – Калитва и Донец, с другой — Авиловы горы, а с северо-запада – огромный яр.

Обширная кладовая природы поражает своим многообразием. Для меня на особом месте наш донской песчаник. Солнечный. Он долгие годы служил не только отличным строительным материалом, но и использовался для поделок сельскохозяйственного и бытового назначения.

До сих пор я удивляюсь, каким образом можно было вытесать из камня строительные плиты (подгоняли так, что иголка между блоками не пролазила), памятники и даже своеобразные скульптуры.

Старые тесаные камни хранят свои легенды и тайны. На самом деле мы живем в местах удивительных и былинных. Наши степные просторы были свидетелями взлета и падения империй и народов. Каменные бабы — эти языческие идолы, установленные в былые времена на вершине сарматских и скифских курганов, веками охраняли древние мифы. Своим мистическим присутствием эти каменные изваяния (у нас здесь стояли даже базальтовые «бабы») тревожили степные просторы Дикого поля, заставляли думать о прошлом донской земли…

Поднимая эту тему, хотелось бы обозначить главную цель – вспомнить о мастерах былого и дать картинку о мастерах резьбы по камню нового времени. Также я не устаю повторять – хорошо было бы создать музей поделок из камня. Историография каменного зодчества под открытым небом.

Старики рассказывали, что в карьере хутора Богураева работали каменотесы. Они выдирали в отвалах заготовки. Раскладывали их на земле и накрывали мокрыми холщовыми мешками. Камни некоторое время «вылеживались». Затем по влажной (напитанной) поверхности они начинали обработку камня.  Вначале били «клевцами» — маленькими молотками со специальными насечками. А когда добивались необходимого результата, начинали «выглаживать» обработанную поверхность. Если камень во время обработки высыхал, они оставляли его. Накрывали вновь влажным мешком и переходили к следующей заготовке. Работа была трудоемкой и ответственной.

Когда-то мне рассказывали старожилы, что созданный природой песчаник служил не только строительным материалом, но и для многих иных целей. С давних времен его использовали для строительства домов, флигелей, погребов, сараев и стен огородов-дворов. Стены возводили, как рассказывали старики, насухо, а также на глине, замешанной с мелкой соломой-половой. Такие дома были более прочные и теплые.

Для домов в хуторах изготавливали столбы-стояны, на которые навешивали ворота и калитки, жернова для мельниц. Именно ручные жернова помогли выжить в голодные годы нашему народу и сохранили много жизней. Из специально подобранного камня изготавливали катки для молотьбы хлеба (пшеницы, ячменя). До этого «прогрессивного метода» хлеб молотили вручную, цепями, и это был тяжкий труд.

Современные каменотесы. Недавно я побывал в мастерской у каменотесов. Дмитрий Сотников из хутора Богураева продолжает традиции каменотесов. Но сегодня при обработке камня используют современные инструменты и механизмы. Среди них механические пилы, шлифовальные станки и прочее. Солнечный песчаник после шлифовки превращается в узорчатый каменный стол или в шахматную доску.

А Дмитрий Давыдов из Белой Калитвы в свободное время занимается поделками из камня. Часы с резными каменными знаками. Солнышко-Ярило. Увлекательное дело.

А кое-кто из камня выкладывает целые мозаичные полотна на стенах домов и заборов. Каменотесы превратились в настоящих художников и творцов. И это радует.

Александр Кравченко,

8 (86383) 2-64-32,

e-mail: info@perekrestokinfo.ru

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content