Революционное движение масс

Революционное движение масс

Попытка выбросить из истории те или иные факты никогда не приводили ни к чему хорошему. Революционный период в истории нашей страны в начале прошлого века «отметился» кровавыми событиями. Революционные ветры не обошли стороной и Донской край.

Скажем так, в донской глубинке революция 1905 года не слишком затронула народные массы. А вот после февральской революции 1917 года здесь тоже «забурлило-заполыхало». И на то были объективные причины.

По сохранившимся в архиве отчетам атамана Усть-Белокалитвинского юрта  войскового старшины Попова за 1903 год можно увидеть, что в юрте с его десятками хуторов и населением 22 тысячи человек (казаков 19939) числилось 116 тысяч десятин земли, из них пахотоспособной – 64 тысячи десятин. Под лесами 600 десятин и под садами – 2000 десятин удобной земли. Атаман утверждал, что более тысячи хозяйств имели такую незначительную тягловую силу (быки) и хлебопашеством заниматься им было трудно…

Но в это же время бурно развивалась добыча угля. Вокруг шахт вырастали поселки с бараками, землянками для рабочих и особняками для администрации. В ближайших хуторах – Ольховском, Свинареве (ныне хутор Ленина), Рудакове также строили дома и селились шахтеры – вчерашние безземельные и безлошадные пахари из далеких губерний и местные иногородние, а также некоторые казаки из бедноты. Шахтовладелец Васильев и хозяева-акционеры Богураевского рудника меньше всего заботились о создании нормальных условий жизни для шахтеров. Вот шахтеры и являлись главной движущей силой в период революционного движения масс.

Также были большие проблемы с образованием. Школ в Усть-Белокалитвинском юрте в начале прошлого века было мало. В 1903 году начальные школы, расположенные в юрте и в некоторых хуторах юрта, окончили всего 81 человек. Девочек было в четыре раза меньше, чем мальчиков.

В воспоминаниях нашего земляка А.И. Суичмезова можно найти такие строки: «В начале столетия станица со всеми своими хуторами не имела даже фельдшера. И звонили на колокольне Введенского храма почти каждый день «отходные», и росли на трех кладбищах – станичном и форштадтском православных, да на заяровском, староверском – могильные холмики».

Сборник статистического комитета Области войска Донского свидетельствует, что в Усть-Белокалитвинской станице, «не имея фельдшера, гибли сотни душ от самых обыкновенных болезней». Станичный атаман в отчетах вынужден был писать, что многих, числящихся в списках, призываемых на военную службу, к моменту призыва не осталось в живых. В том же 1903 году, по сообщению атамана, из 209 казаков-призывников умерло 49.

Процветало знахарство. Позднее разрешено было иметь за казенный счет одного врача на две станицы – Усть-Белокалитвинскую и Калитвенскую – со всеми их хуторами, которых насчитывалось около полусотни. Лишь незадолго до Первой мировой войны появились частные врачи, а также ведомственные – рудничные и станционный. На всю станицу с хуторами была одна акушерка, которую в отчетах областных учреждений именовали «повивальной бабкой». А в отчете за 1915 год значится в станице земской приемный покой всего на 5 коек.

В общем, социально-политическая обстановка до февральской революции 1917 года явно способствовала пробуждению революционных масс. Была еще Гражданская война. Именно шахтеры стали основной «движущей силой». Сюда направили старого большевика С.С. Турло. Вооруженным отрядом рабочих командовал С.Г. Журкин. Бурно проходили митинги. В Белокалитвинском музее хранятся фотографии, среди которых бойцы военной комендатуры Трудовой армии Белокалитвинского района, а также члены президиума первого Екатерининского кустового съезда горнорабочих. Это наша история.

Александр Кравченко,

8 (86383) 2-64-32, e-mail: info@perekrestokinfo.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому