Спасла от смерти коза

Спасла от смерти коза

Уважаемая редакция, здравствуйте

Получила газету «Перекресток», прочла, что вы советуете присылать письма в редакцию, с воспоминанием о детстве, о вкусном мороженом. И вспомнила я свое детство, тоже советское.

Война. Белая Калитва оккупирована немцами до января 1943 года. У моей бабушки был настоящий казачий флигель. Низ флигеля был из камня, стены были из дерева. Вокруг флигеля были сделаны проходы, чтобы закрывать ставнями на ночь окна. Немцы заняли флигель, а бабушку, маму и сестричку Леру, которой было три года, согнали жить в подвал. В этом подвале жили еще несколько детей и соседи. Мама была беременна мною. Папа – офицер, капитан – воевал. По ранению приезжал домой.

Пришло время маме рожать. Война, бомбежки, стрельба. Бабушка вылезла из подвала. Была ночь, шел бой. Немцы обосновались на высоте, где теперь находится Заречный. А уже и наши войска вошли со стороны Тацинской в Калитву. А солдат бабушке: «Бабка, ты куда, убьют». А она в ответ: «Сынок, да дочка рожает, иду за повитухой». А солдат: «Господи, придумали, когда рожать».

Мама работала, как и папа, учителем. Одевалась плохо, в рванье, чтобы немцы не поняли, что молодая. Могли угнать. А ведь у мамы была еще и моя трехлетняя сестра. Родилась я 24 января 1943 года. А почему солдат бабушку окликнул? 19 января 1943 года вошли атаевцы, освобождая Белую Калитву. Но продолжались очень ожесточенные бои. Мы еще с неделю жили в подвале. Молока у мамы не было, ведь были худые и вечно голодные. Топили на костре снег, пили воду. В подвале разводили костер, грели камни, от них шло тепло, ими и обложили маму и меня новорожденную. В подвале была коза, как-то ее кормили, и она немного давала молока. Мама боялась, что я умру, так как у нее не было молока. А бабушка ложечкой, понемногу поила меня козьим молоком. Вот так я осталась жива.

Лето. Сестре Лере пять лет, мне два года. Мама с рынка принесла два петушка на палочке. Лера большая, сразу сгрызла своего петушка. А я все лижу своего. И вот, она у меня просит откусить. Я не даю. Она держала в руке старый половник (такие игрушки у нас в детстве были) и ударила меня этим половником по голове. Я плачу: «Мама, а меня Лера побия». Мама глядь: а я вся в крови.

Вот такое воспоминание о первых сладостях. Наверное, не такие воспоминания вы ждете в письмах. Наверное…Но у меня такие. Извините за сумбур, но мне хотелось поделиться своими воспоминанием о войне, и о том, как я попробовала первые сладости. Наверное, похожие воспоминания есть у всех детей войны.

Г. Дьяконова,

Гор. Белая Калитва.

Photo by — — on Unsplash

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content