Из Тулы в Горняцкий: новые жители Белокалитвинского района

Из Тулы в Горняцкий: новые жители Белокалитвинского района

В первых числах мая главному редактору «Перекрестка» пришло письмо с просьбой о помощи. Мама троих детей Рая писала, что приобрела в поселке Горняцком дом. «Нужно все – от детских вещей до посуды!» – гласило письмо незнакомки.

Приезжайте, поможем!

К тексту с мольбой о помощи были приложены фотографии документов: свидетельства о рождении троих детей, договор купли-продажи дома и…паспорт Раисы, выданный в Луганской народной республике. Свидетельство о рождении старшей дочери тоже выдано в Луганске, а вот двое мальчишек помладше родились в России – в Саратове и Ростове-на-Дону. Так что вообще эта семья делает в Белокалитвинском районе?

В телефонном разговоре с Раисой выяснилось, что из Луганской области они уезжали дважды: в первый раз – в 2014 году, бежали от обстрелов и взрывов. Тогда переждали в Ростовской области и вернулись назад, домой. Но оказалось, что война не окончена: со стороны Украины продолжались провокации, которые угрожали жизни мирного населения. Тогда на семейном совете было принято решение переехать из ЛНР в Россию насовсем. Жила Рая с родителями – в большой комфортной квартире хватало места всем, в том числе и трем подрастающим детям. Но жилье пришлось продать, чтобы купить новое подальше от войны. Родители Раисы рассмотрели множество вариантов и остановились на большой квартире в Тульской области, в поселке Центральном.

Так и получилось, что Раиса стала гражданкой Российской Федерации. Казалось бы, при чем тут Белокалитвинский   район? Оформив гражданство, Рая получила право на материнский капитал. Его было решено направить на приобретение жилья. И оптимальный вариант, который был одобрен Пенсионным фондом, оказался в Горняцком. Недолго думая, Рая приехала в наш район, заключила договор купли-продажи и вернулась к родителям: нужно было подкопить денег, чтобы переехать окончательно.

– Только вот накопить ничего не удалось,– посетовала Раиса. – У меня папа – диабетик, и как раз в этот период ему сделали операцию, удалили часть пятки. Пенсии у родителей небольшие, а денег на лечение требовалось много, я помогала, чем могла. Вот и получилось так, что уже впору переезжать, а у меня ни копейки.

Почему переезжать понадобилось так срочно – Рая не пояснила. Да и ее, наверное, можно понять: трое детей, больной отец, и все – в одной квартире. Вот и обратилась везде, куда можно: в благотворительные фонды с просьбой помочь собрать деньги на билеты до Лихой, в церковь. И каким-то образом среди всех этих адресов оказался адрес главного редактора газеты «Перекресток».

Наш с Раей разговор завершился тем, что мы договорились: как только она с детьми переедет в свой дом, мы постараемся помочь, чем сможем.

Одна такая сумасшедшая

Поезд «Москва – Анапа» привез Раису Берленко и троих ее детей на станцию в Лихую раньше чем через неделю после нашего разговора. Но образовалась новая трудность: уже в пути Рая написала мне, попросив отвезти с вокзала домой, в Горняцкий, потому что денег на такси у нее не осталось, все потратила на билеты. «Вещей много», – предупредила она в ответ на мои слова о том, что в служебной машине багажный отсек весьма скромный. Определившись, что будем решать проблемы по мере их поступления, 18 мая в 18:43 мы ждали переселенцев на станции. Под проливным дождем спешно переносили сумки, чемоданы и свертки, которых, действительно, оказалось много, а женина все волновалась: «Только икону не разбейте, я нашу семейную с собой привезла…». Для вещей все же пришлось нанять такси, а Раю с детьми домой повезли мы. За час пути я узнала, что мальчишки, которым 7 лет и 4 года, были рождены в России в тот период, когда женщина в первый раз бежала из Луганска.

– Я сошлась с мужчиной из Саратова, – рассказала Рая, – но в официальном браке мы не состояли. Вскоре после рождения младшего Паши он начал прикладываться к рюмке, поколачивать меня, говорить, что дети не от него. Я долго это терпеть не стала – вернулась к родителям.

Алименты на детей горе-папаша не платит, так как в свидетельство о рождении не вписан ни у Паши, ни у Пети. Старшая дочь Маша родилась в первом браке, но ее отец, несмотря на то, что дал девочке свою фамилию, помогать тоже не спешит: алименты в размере меньше половины прожиточного минимума Рая из него «выбивала» через приставов. Но многодетная мама не унывает: верит, что с Божией помощью со всем справится.

– Я, наверное, одна такая сумасшедшая, – смеялась Рая, рассказывая о своей жизни. – Детей схватила – и поехала, образно говоря, в никуда. Меня в храме там, в Тульской области, отговаривали ехать сюда. Я обратилась за помощью, а мне в ответ – «Тебя бесы в Ростовскую область ведут». Сказать, что я была шокирована, – ничего не сказать. Как и с предложения батюшки оставить детей с родителями и поехать сначала одной. Я так и сказала: «Я еду с детьми домой и сюда больше не вернусь! Зачем? Нужно детей в садик, школу устроить самой на работу и во Славу Божию жить, как все достойные люди, что это за жизнь – я там, а дети тут?».

Дело за пропиской

Дом, который купила Рая, находится на окраине Горняцкого. Небольшой, с печным отоплением, но зато в прихожей часть комнаты отделена ширмой, за которой установлены унитаз, ванная и раковина. Кухня и две жилых комнаты, в которых предыдущие хозяева оставили немного мебели… «Ну, дети, добро пожаловать в наше новое жилье! – с тенью смущения открыла двери перед Машей, Петей и Пашей Рая. – Какое-никакое, а уже все, наше!». Дети робели недолго: в углу заметили башню из конструктора, которой тут же занялись. И уже через пять минут самый младший, Паша, хитро поглядывая на меня, заявил маме, что дом ему нравится.

Для полного счастья раиной семьей не хватает совсем малость: подушек, одеяла, большой кастрюли да обуви. Женщина приехала в одних сапогах, и другой обуви у нее нет. Дети тоже износились: Паше и Пете нечего обувать в межсезонье и летом. Рая пояснила, что с радостью примет любую обувь 39-40, 31 и 24-25 размеров.

Еще одна проблема, которую предстоит решить, это трудоустройство Раи. Пока она жила в поселке Центральном, она подрабатывала на почте – разносила пенсии, корреспонденцию, газеты. Ее работа устраивала, так как дети часто болели и обычно – все сразу. Но теперь она намерена найти постоянную работу, как только ее пропишут в новоприобретенном доме. Документы на регистрацию она уже подала, все остальное – дело времени. Дочь уже ходит в школу, а вот младшеньких в садик пока не принимают.

– Я ходила туда, узнавала насчет устройства, – поясняет Рая, – меня сразу спросили, кто мы по национальности, а потом сказали, что до июля детский сад не работает. Хотя я же видела во дворе группы детей…

К слову, никаких пособий Раиса пока что не получает: из квартиры родителей она выписалась, а в своем доме еще не прописалась, но даже когда получит регистрацию – период, в который она получит первые выплаты, довольно продолжительный, а жить на что-то надо. Но Рая уверена: им обязательно помогут, ведь Бог через людей совершает чудеса.

Семья Раисы Берленко примет в дар детскую обувь на мальчиков – размеры 31, 24-35, женскую обувь 39-40 размера, стиральную машинку (любую) – у Раи межпозвоночная грыжа и каждая стирка в ванной причиняет боль. Фотографии всех документов есть в редакции, связаться по интересующим вопросам можно по телефону +7(863) 832-64-33, Юлия Евгеньевна.

Юлия Овсяник

8 (86383) 2-64-33,

e-mail: info@perekrestokinfo.ru

july1992@list.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content