«Нельзя нам забывать Афганистана…»

«Нельзя нам забывать Афганистана…»

Нашему земляку М.А. Тютюнникову выпало в жизни суровое испытание – воевать в Афганистане. Михаил Александрович с честью прошел кровавыми дорогами войны, был награжден медалями «За боевые заслуги» и «От благодарного афганского народа». После возвращения домой выбрал самую мирную профессию – лечить людей и сейчас работает в нашей ЦРБ врачом-урологом.

Не в Сухуми

Михаил родился в с. Литвиновка, там окончил школу. Ему нравились биология и химия, хотелось стать врачом. Он поступил в Ростовское медицинское училище, которое успешно окончил. Юный медик, он начал работать еще в годы учебы в госпитале инвалидов войны. Оттуда и ушел в армию, на срочную службу.

—  Я пошел служить в 1985 году. Тогда уже забирали в Афганистан, — вспоминает Михаил Александрович. — Мой дед работал хирургом в областном военкомате, и папа, переживая за меня, поехал к деду решать вопрос. Дед сказал: «Не переживайте, будет он служить в Ростове». Я прошел комиссию, мне говорят: «Будете служить в Сухуми, в погранвойсках». Назвали номер воинской команды. Я подумал, чего мне делать в Ростове? А в Сухуми море, пальмы, девчонки. Кроме того, в те времена служить в армии было почетно, и как бы я показался в родной Литвиновке и сказал, что служил под боком в Ростове? Когда мои товарищи служили в Сибири, на дальнем Востоке и т.д. Это был бы позор. И в тот день, когда мне надо было ехать к деду, чтобы он решил вопрос с местом моей службы, я не стал этого делать и отправился на вокзал со своей командой. Сели мы в поезд, поехали, а моря что-то не видать. Сказали, что едем в город Термез. Сопровождающие сержанты, смеясь над нами, показали на карте Термез – на границе с Афганистаном. Сказали: «Пляж будет, но моря вы не увидите». И я понял, куда я попал.

Первые испытания

Приехав в Термез, Михаил Тютюнников вместе со своими сослуживцами стал постигать суровую воинскую науку. Три месяца учебки были кромешным адом, но потом эти навыки очень даже пригодились на войне. Помогла хорошая физическая подготовка. До призыва Михаил мог подтянуться 15 раз, а отжиматься мог часами.

— Заканчивая учебку, я весил всего 48 кг, — вспоминает Михаил Александрович. – Физически мы были выжаты полностью. Температура воздуха достигала 68 градусов, мы бегали кроссы в противогазах, в костюмах химической защиты. Кормили нас ужасно, нормальной воды было мало. Чтобы не подцепить кишечную инфекцию, пили отвар из верблюжьей колючки. Нам было уже все равно – в Афган так в Афган, лишь бы этот «учебный процесс» закончился.

На войне

Военный фельдшер Тютюнников сначала попал в мотоманевренную группу в г. Шибаргане, на севере Афганистана. Но его вызвали обратно в Союз, так как готовилась высадка десантно-штурмовой мотоманевренной группы (ДШМГ), куда нужен был фельдшер. Алгоритм действий ДШМГ был таким. После формирования ее перебрасывали на базу «подскока» на территории СССР, но с таким расчетом, чтобы в любой момент можно было погрузиться на вертолеты и в течение 20-30 минут долететь до места боевой операции на территории Афганистана.

— Неделю нас учили ходить по горам на базе «подскока» в Таджикистане, — вспоминает Михаил Александрович. – Физические нагрузки выросли в разы. Воздух разреженный, дышать трудно, а на тебе 50 кг снаряжения: вода, еда, оружие, боеприпасы. А у мня еще фельдшерская сумка. Все, что ты взял – тем и будешь пользоваться в горах, больше взять неоткуда. И вот мы узнали – назавтра высадка. Я должен был быть в группе с командиром, но в последний момент меня прикрепили к первой заставе. Мне казалось, что там, где начальство, должно быть спокойнее, но вышло наоборот. Командир был убит, так что ангел-хранитель спас.

Потом были еще и еще высадки. Фельдшеров не хватало, и Михаилу Тютюнникову, возвратившись из боевой операции, отдыхать не приходилось. Его прикрепляли к другой группе высадки, и снова в бой.

— Хорошо, когда высадка проходила спокойно, — говорит Михаил Александрович. – Но приходилось высаживаться и тогда, когда бой уже шел. Тогда вертолет зависал, и мы прыгали с высоты 2-3 метров. Первыми высаживались командир или его зам по бою, пулеметчик и фельдшер. Мы прикрывали высадку остальной группы.

Тревожный праздник

— Новый 1987 год мы встречали ужасно, — вспоминает Михаил Александрович. – Это было на заставе Файзабад. Нас обстреляли ракетами перед новым годом, и вся мотоманевренная группа ушла наносить ответный удар. Я остался на заставе, думал — повезло. И тут разведка сообщает, на Файзабад идет большая группа «духов» около 2000 человек. А нас осталось на заставе около десятка. И все новогодние праздники мы промерзли в окопах, готовясь отразить нападение врага. И только одно радостное событие – местные на праздник нам привезли апельсины, угостили. Это запомнилось…

На войне бывают чудеса

— Служил со мной солдат Витя, воинская специальность – повар, — вспоминает Михаил Александрович. — Но когда все идут воевать, воевать идут все. Перед операцией нас распределяли по «коробкам» (бронетранспортерам). Кому-то достался пулемет, а Вите АГС (автоматический гранатомет станковый). Вступили в бой. Витя дал одну очередь, другую. Его из-за дувала стали «пристреливать» снайперы. Он решил поменять позицию, схватил АГС за ствол, а на предохранитель не поставил. Выстрел. Граната вошла ему в грудную клетку, но не разорвалась, хотя встала на боевой взвод. Достаточно было неосторожного толчка, и был бы взрыв.  Его положили в общий БТР с ранеными, привезли на аэродром, погрузили в самолет. «Борт» благополучно долетел до Душанбе. Витя шепчет: «Во мне граната», все думали – болевой шок и вкололи ему еще промедола. И только когда он попал на рентген, врач рентгенолог увидел взведенную гранату. Он поднял тревогу, Витю отделили от других больных. Две бригады врачей проводили операцию, работали в бронежилетах. Слава Богу, все кончилось благополучно. Врачей за эту уникальную операцию наградили, Вите дали Звезду Героя.

 Шурави и местное население

— На некоторые боевые операции попадали воевать вместе с местными сорбозами (афганская милиция), но они были ненадежны, — говорит Михаил Александрович. — Эти воины могли в разгар боя бросить автомат и сбежать. Другое дело хадовцы (сотрудники афганской госбезопасности). Эти воевали отчаянно, потому что среди них было много кровников – отступать им было некуда. С местными жителями отношения были нормальными – чай пили, даже ходили в местную школу выступать перед пионерами, носили им подарки. На 23 февраля афганский ансамбль устроил нам праздничный концерт с песнями и танцами. На равнинах афганцы жили вполне сносно. В дуканах были и джинсы, и магнитофоны японские, которых в СССР было не достать. Но в горах народ жил в полной нищете. Если у нас костер прогорел и мы уходим, местные горцы тут же выгребали из пепла все гвоздики, шурупчики – любой металл был для них на вес золота.

После войны

Возвращение в мирную жизнь давалось тяжело. Конечно, была радость от того, что остался в живых. Но отгуляв дембель, потом Михаил Тютюнников решил поехать назад, казалось, дома никто его не понимает.

— Я ждал писем от своих боевых товарищей, — вспоминает Михаил Александрович. – Жил этим и всерьез собирался возвращаться в Афганистан в свою часть на сверхсрочную службу. О чем и сообщил родителям. Им удалось уговорить меня ехать в Луганск, поступать в медицинский институт. Я приехал и поступил, но был уверен, что это ненадолго и я скоро вернусь в Афганистан. Здесь мне повезло — встретил свою будущую жену Татьяну. Она вернула меня к жизни, отогрела теплом своей любви, война стала отступать, и я остался учиться. Мы поженились. На шестом курсе Татьяна родила сына. Сейчас наш Артем уже взрослый, живет и работает в Москве.

Р.S.

Михаил Александрович не любит вспоминать свою войну – время не залечило душевные раны. Но и забывать об этом нельзя. Надо помнить о тех ребятах, которые героически воевали в Афганистане, исполняя свой интернациональный долг. Именно они – наследники Великой Победы 1945 года.

Сергей Понедельченко,

8(86383) 2-64-35,

e-mail: info@perekrestokinfo.rusomercat@yandex.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому