Почему коронавирус пугает меньше, чем рак

Почему коронавирус пугает меньше, чем рак

Из-за пандемии COVID-19 люди стали лучше понимать пострадавших от онкологических заболеваний, считает онкопсихолог Светлана Прощенко.

Пандемия обрушила на человечество не только вирус, но и закономерные тревоги. Угроза здоровью и жизни стала висеть над каждым. В условиях информационного шума справиться с постоянным стрессом не всегда получается. Одна из уязвимых мишеней пандемии — онкопациенты, которым пришлось пережить не только последствия COVID-19, но и собственный диагноз.

Как пострадавшие от рака справляются с угрозой? Действительно ли они так подвержены стрессу? Как действовать родственникам в условиях коронавируса? И могут ли здоровые люди воспользоваться опытом пандемии на случай, если страшный диагноз встретит и их самих? На эти и другие вопросы ответила клинический психолог, руководитель психологической службы Городского клинического онкологического диспансера Петербурга Светлана Прощенко.

— Рак, сколько бы мы ни узнавали о заболевании, до сих пор стойко ассоциируется с болью и смертью. Новость о диагнозе сама по себе шокирующая. А тут еще давят коронавирус с информационным шумом. Светлана, вы заметили по своим пациентам, повысилась ли у них тревожность?

— Да, если мы имеем в виду пациентов, которые параллельно с угрожающим коронавирусным явлением получили и онкодиагноз. Тогда, если помните, закрывались отделения больниц, на госпитализацию попасть иной раз было очень сложно. В этом случае, безусловно, тревога усиливалась — и даже паника, злость как нормальная реакция на опасность. Кстати, переживания родственников тоже вносили вклад в общее угнетенное эмоциональное состояние.

Сегодня ситуация поменялась. Мы адаптируемся, получаем информацию. Как только ее становится достаточно, уровень тревоги снижается. Теперь мы знаем, например, как течет коронавирусная инфекция, понимаем, что после прививки люди легче переносят COVID-19, изучаем вопросы вакцинации.

— А разве вся эта чехарда с прививочной кампанией не давит дополнительным бременем? Кто-то не доверяет, например, препаратам. Сложности с госпитализацией без искусственного иммунитета. Непонятно, даст ли врач медотвод онкопациенту, положена ли вакцина при процедурах…

— Еще перед интервью я решила опросить пациентов по разным вопросам, связанным с пандемией. И вот что я узнала по поводу прививки. С одной стороны, да, конечно, они иногда нервничают, поскольку, например, иммунитет после химиотерапии очень слабый, медики могут дать медотвод. Но в целом человек понимает, что, раз состояние удовлетворительное, то лучше и воздержаться от укола.

В целом же онкопациенты, на мой взгляд, чаще воспринимают вакцину как дополнительную защиту и стремятся поставить прививку, например, перед операцией или в перерыве между процедурами по химиотерапии, когда иммунитет сравнительно стойкий. В наших чатах люди все больше интересуются, кто какую вакцину выбрал и почему.

— Ранее вы вскользь упомянули родственников, которые своими переживаниями на фоне пандемии усугубляют ситуацию. Я правильно понимаю, что лучше воздержаться лишний раз обсуждать в семье онкопациента какие-либо новости о коронавирусе? Они все-таки очень неприятные.

— Абсолютно точно. Причем эта рекомендация относится не только к пострадавшим от опухолей, а в принципе ко всем людям. Как только в нашу голову закрадывается подобная информация, возникает естественная реакция организма — тревога. Мы напитываемся страхами, читая статьи о заболеваемости, смертности, обсуждая это с родственниками.

Безусловно, на период лечения онкопациента лучше создавать более благоприятные условия. Не сидите постоянно у телевизора, по возможности не слушайте тревоги других.

— Мы с вами обсудили ту категорию пациентов, на которых онкодиагноз и пандемия свалились почти одновременно. Такие двойные переживания. Это объективно. А как обстоят дела с теми, кто узнал об опухоли еще до истории с коронавирусом?

— Когда мир впервые столкнулся с COVID-19, я обратила внимание, что многие онкопациенты, во всяком случае те, с которыми я работала, встретили угрозу без паники. Я тогда удивилась. И мое предположение следующее: они уже получили опыт витальной угрозы, пережили шоковое состояние, кризис. Их поведение теперь заточено на поиск разумных решений вместо погружения в панику, которую мы наблюдали у других людей в начале пандемии.

Я уточнила у пациентов, так ли это, и увидела подтверждения. Одна женщина написала, что стала более внимательна к себе, окружающим. Поскольку мысль о возможной смерти часто посещает пострадавших от рака, то и коронавирус переживаний почти не прибавил. И даже локдаун удалось пережить без негативных последствий, поскольку онкопациентам свойственно сужение социального круга, они склонны к уединению, не беспокоятся из-за изоляции в четырех стенах. Это нормальная защитная реакция.

— Перед разговором с вами не мог бы и подумать, что мы придем к такому выводу.

— Когда человечество столкнулось с пандемией, всех захватила витальная угроза, но онкопациенты стали говорить: «Наконец-то люди стали лучше нас понимать». Я часто слышала подобные фразы в начале всей истории. Они лучше адаптированы к опасности.

— А может ли быть наоборот? Скажем, все мы из-за коронавируса столкнулись с витальной угрозой, поняли цену жизни, пережили стресс, а потому, если кому-то из нас, не дай Бог, поставят онкодиагноз, мы окажемся более приспособлены и паника не захватит.

— Интересный вопрос для раздумий, на самом деле. Каждый раз, когда человек встречается с витальной угрозой, организм переживает защитную шоковую реакцию, будь то жизнеугрожающее заболевание либо пребывание в зоне теракта, либо автомобильная катастрофа. Полагаю, несмотря на приобретенный опыт в пандемию, мы все равно будем болезненно воспринимать новость, если врачи выявят рак.

Вы можете спросить: «Почему же, зная такую летальную статистику от коронавируса, человек, заболевая, не испытывает состояние, как при постановке онкологического диагноза?» По моему мнению, рак считается хроническим, часто неизлечимым, летально опасным заболеванием, а COVID-19 таковым в нашем представлении не является.

Возможно, через какое-то время человечество справится, найдет лекарство, чтобы мы могли излечиться от коронавируса, чего мы пока не можем сказать об онкологии. Потому и встречу с диагнозом «рак» мы переживаем эмоционально тяжелее.

Беседовал Никита Строгов

Источник: «Росбалт»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content