Великая донская пустыня

Великая донская пустыня

Уже почти полтора десятка лет каждую осень белокалитвинцы и жители района с грустью наблюдают безрадостную картину: уровень рек Северского Донца и Калитвы драматически падает, местами становятся видны островки дна, по которым можно перейти некогда полноводные реки вброд. Поднимается шум в прессе и социальных сетях, пишутся заявления во все уровни власти. Однако толку с этого, увы, мало.

Беда на всех одна

И ситуация эта не уникальна для Белокалитвинского района. На территории бассейна Дона в Ростовской области протекает 4551 река и находится несколько десятков водохранилищ. И все они с 2007 года, согласно исследованиям гидрологов, потеряли около 40% объема. Для всего региона Дон и его притоки издавна являлись основным источником живительной влаги на любые нужды: сельское и домашнее хозяйство, питьевая вода, ручьи, родники и судоходные каналы. Поэтому критическое снижение уровня воды в донском бассейне может обернуться для нас крайне неприятными последствиями. О проблеме уже не первый год говорят на федеральном уровне, пытаются найти оптимальный способ ее решения. И банальной прочисткой русел, о которой думают граждане, здесь, к сожалению, не обойтись. Корень осложнения лежит гораздо глубже, и никто не знает, можно ли будет его вырвать, прибегнув к самым простым мерам, и не навредить при этом еще больше.

Неумолимая природа

В институте наук о Земле ЮФУ пояснили, что уже произошло и продолжается коренное изменение гидрологического и гидрохимического режима донских рек и их притоков: многократно сократился объем весеннего половодья, которое раньше обеспечивало ежегодный промыв русел и поставку влаги, питательных веществ для пойменных почв; снижается проточность рек, сокращается их водность под влиянием роста температуры воздуха и испаряемости, при том что за счет искусственных водных объектов (водохранилищ, прудов, каналов) испаряющая водная поверхность существенно увеличилась. Растет минерализация воды, заиливаются и зарастают реки и особенно их малые притоки, происходит накопление загрязняющих веществ в донных отложениях. Увеличивается продолжительность и интенсивность сезонного «цветения» водных объектов, что влияет на качество воды, поступающей населению. В условиях понижения глубин возрастают риски аварийных ситуаций на водном транспорте, разливов нефтепродуктов и других опасных грузов. Вследствие сокращения площади нерестилищ и загрязнения резко сокращается численность популяций многих видов рыб.

Обмеление прямо влияет на судьбу рыбы в донском регионе. Ростовская область может остаться без легендарных леща и тарани. Понижение уровня воды в Доне привело к тому, что в Азовское море попадает меньше пресной воды, в нем растет количество соли, к тому же в поймах из мест нереста ушла вода, что влияет на уменьшение количества рыб данных видов и прочей фауны. А уменьшение количества подземных пресных вод грозит существенно увеличить себестоимость процесса промышленного выращивания рыбы в искусственных водоемах и со временем сделать его попросту невыгодным.

Последствия алчности

Но было бы неправильно взваливать всю вину за обмеление Дона и притоков исключительно на климат. Человеческий фактор здесь, несомненно, также играет важную, хоть и не ведущую, роль. По всему донскому региону за последние годы значительно вырос объем сельскохозяйственного производства. Мало того что вода для него берется из тех самых мелеющих малых и средних рек, так еще и повсеместно проводится крупномасштабная распашка земель, повышающая эрозию почвы и нарушающая естественную систему капилляров водной системы области: микроскопических ручьев, родников и подземных источников, играющих огромную роль в подпитке рек. Уже четвертый год как в регионе введена система водоохранных зон, призванных защитить береговые линии рек и водоемов от эрозии и уничтожения естественной экосистемы: растений и каменных «прожилок», позволяющих сохранить геометрию акваторий. И что? А ничего. Те, у кого больше денег, продолжают свысока плевать на очевидные проблемы и использовать охраняемые земли под свои нужды.

Русла Дона вышесказанное касается в наибольшей степени. Бассейн реки – это не только места, где ловят рыбу. Это еще и крупнейшие транспортные пути. Судоходные компании прямо заинтересованы в том, чтобы по ним могли передвигаться максимально крупные суда с серьезной осадкой, и для этого коммерсанты не жалеют денег на проведение работ по углублению дна. Как отметили во Всероссийском НИИ рыбного хозяйства и океанографии, такой никак не регулируемый процесс грозит безвозвратной потерей акватории нижнего течения Дона. Расчистка донных отложений вредит флоре и фауне судоходных рек. А учитывая все остальные факторы, ускоряющие обмеление, в будущем эти работы могут только усилиться. Сейчас донские парламентарии обратились к федеральной власти с просьбой рассмотреть возможность изменения Кодекса внутреннего водного транспорта РФ. Предлагается установить процедуру согласования и выдачи разрешений на проведение дноуглубительных работ.

Из пушки по воробьям

И ведь меры противодействия назревающей беде принимаются. С 2003 года сотни миллионов рублей из федерального и регионального бюджетов были выделены на разработку системы управления водохозяйственной деятельностью в бассейне реки Кундрючьей, разработку программ восстановления водности водных объектов бассейнов рек Миус, Кагальник, выполнение противопаводковых мероприятий на реках Кагальник и Мокрая Чумбурка Азовского района, реке Азовка г. Азова, реке Мокрый Еланчик Матвеево-Курганского района, реализацию программ по расчистке в Азовском районе реки Мокрый Еланчик, работы по реализации проектов по расчистке рек Ерик и Сапматской в Неклиновском районе, балки Большой Лог в Аксайском районе, реки Мокрый Чалтырь и балок Узяк и Хавалы на территории с. Чалтырь, работы по разработке программ восстановления водности водных объектов бассейнов рек Тузлов, Мокрый Еланчик, Сал, Калитвы, Чир.

Но учитывая невероятную комплексность проблемы, все эти меры больше похожи на латание дыр в решете, чем на эффективное противодействие. Для того чтобы перевести решение проблем малых рек в практическую плоскость, необходима совместная работа и с федеральными структурами, и с муниципальными образованиями области. Муниципалитеты должны своими силами производить очистку водоохранных зон, осуществлять контроль за размещением отходов, за состоянием русел рек, а на это из соображений целесообразности не выделяются средства.

В итоге выходит, что мы сами себя загнали в угол. Мы расширяем сельское хозяйство, гордимся растущим из года в год донским караваем, плюем на состояние берегов рек, максимизируем судоходные каналы, но все так же, как и раньше, продолжаем зависеть от водоносной системы региона, и без нас страдающей от неизбежной и непреодолимой силы – природы. Что с этим делать – ясного ответа пока нет. Предстоит провести огромный комплекс исследований и принять ряд серьезных решений на федеральном уровне. А до этого можно просто начать бережнее относиться к поящим и кормящим нас рекам. Поможет хотя бы просто замедлить процесс.

Денис Алентьев,

8 (86383) 2-64-33,

e-mail: info@perekrestokinfo.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content